Когда работа – на линии огня (ИНТЕРВЬЮ)

Генеральный директор Авдеевского коксохима Муса МАГОМЕДОВ: «У нас оборудовано восемь бомбоубежищ, поэтому во время активных обстрелов до двух тысяч горожан жили на территории завода. Всех пускали...»

Наверное, чтобы понять, что именно для прифронтовой Авдеевки Донецкой области означает коксохимический завод, входящий в группу «Метинвест», нужно побывать в городе и пообщаться с людьми, почти четыре тысячи которых там работают. Под обстрелами (с начала войны на Донбассе было зафиксировано 320 попаданий по Авдеевскому коксохиму), буквально рискуя здоровьем и жизнью, люди продолжают приходить на работу. А в моменты самых сложных военных обостренный даже жить там. Находясь в командировке на востоке Украины, журналисты «Дня» посетили завод, чтобы узнать, как в уникальных условиях боевых действий предприятию удается не останавливать производство. Что довелось пережить заводу и главное — его работникам за последние три года — в разговоре с генеральным директором Авдеевского коксохима Мусой МАГОМЕДОВЫМ. 

— Может, я скажу банальные вещи, но, поверьте, это правда — мы здесь одна команда, одна семья. Поэтому мне никогда не приходится мотивировать людей на работу под обстрелами, потому что они и так достаточно мотивированы, — начинает разговор Муса Магомедов. — Авдеевцы — вообще уникальные люди. В самые тяжелые моменты они говорили, что мы не дадим остановить наш завод, потому что люди относятся к заводу не просто как наемные работники, которые могут прийти, отработать свое время и уйти. Большинство из рабочих имеет свою историю с коксохимом — либо их отцы здесь работали, либо деды, либо дети сейчас трудятся. То есть завод — как часть семьи для многих людей. Поэтому даже в самые тяжелые времена у нас из четырех тысяч сотрудников только 700 человек уехало. А сейчас многие уже вернулись назад. Всех, кто возвращается, — обязательно берем назад на работу. 

А бороться за производство во время войны научила сама жизненная реальность. Первое — когда начинает прилетать снаряд, нужно максимально быстро оказаться в защищенном месте. У нас есть восемь убежищ в рабочем состоянии на территории завода. Также есть много тоннелей под землей, о которых люди знают. Поэтому у нас во время активных обстрелов до двух тысяч человек из города жили на территории завода. Всех пускали — потому что именно здесь было относительно безопасно. Мы обеспечивали людей водой, питанием. Также важно, что мы постоянно проводим тренировки, что нужно делать в случае попадания и возгорания. Когда было плохо со связью, сеть «лежала», мы оперативно закупили много раций, чтобы всегда быть на связи. Теперь имеем коммуникацию в любых условиях, жизнь научила. Это плохой, может, даже трагический, но... опыт. Если мы первую консервацию во время первой остановки завода сделали за четверо суток, то последнюю — за четыре часа. Мы научились очень быстро консервироваться. 

— Если не ошибаюсь, опыт завода во многом уникальный. В мире нет больше коксохима, который бы работам во время боевых действий. 

— Да, действительно, много вещей в этом процессе мы попросту придумали сами, их вообще не было. Например, когда консервировались батареи, нужно было обеспечить герметичность, чтобы температура не уходила. В стояках, где идут большие болты, мы усовершенствовали методику. Первый раз мы раскручивали болты, подымали их, ставили специальный метал и теплоизолирующие маты. Все это, чтоб вы понимали, занимало на каждую часть работы по полчаса. Потом мы придумали так называемый «купол» — вырезали из метала специальные купола, где уже наклеены теплоизолирующие маты, и для того, чтобы заглушить работы, мы теперь тратим 5—7 секунд. Знаете, полученный опыт был возможен только в результате упорства людей и желания сохранить производство. 

— Знаю, что вам удалость сделать энергоостров, который управлялся в ручном режиме под обстрелами в течение трех лет... 

— Да, в свое время глобальной проблемой для завода был вопрос электроснабжения. К предприятию шло четыре линии электропередач: две макеевские и две ясиноватские. В ходе боевых действий они перебивались более 200 раз, но всегда оставалась то одна линия, то вторая, поэтому остановок АКХЗ было всего 15. Но в феврале 2017 года была перебита последняя линия и мы остались на собственной генерации. Работники предприятия совместно с ДТЭК проложили линию от Очеретино до АКХЗ, поэтому сейчас у нас есть два ввода с контролируемой Украиной территории, что позволяет заводу работать более надежно. И это тоже наше «ноу-хау». Поймите, когда строился завод, необходимости в это вообще не было. Было четыре независимых энерговвода. Никому в голову не могли прийти, что можно остаться сразу без всех четырех. И вот когда было февральское обострение, нам отбили все «вводы». Но, не смотря на это, мы смогли удержать самостоятельную генерацию и главное — удержать тепло. Мы отключили три батареи, а высвободившееся тепло использовали на обогрев города. Скажу откровенно — нам пришлось делать выбор: либо батареи, либо город. Мы понимали, что батареи еще можем вывести из консервации, а если заморозим город, то уже все. Мы же помним пример Алчевска, когда даже в мирное время всей страной восстанавливали город. А во время войны я совершенно четко понимал, что это будет еще хуже. Кстати, на День МСЧ было выступление президента, где он всех похвалил за то, что в феврале они хорошо отработали, в том числе в Авдеевке, и сохранили городу тепло. Но почему-то забыл о нас. Скажу прямо — если бы не завод, палатки МЧС, конечно же, город бы не обогрели. 

— АКХЗ перечислил в бюджет города половину стоимости газопровода Очеретино — Авдеевка. Что мотивировало завод помочь городу? 

— Когда решили стоить газопровод, была договоренность с Красным Крестом, мол, они обещали выделить деньги на трубы, а на строительство ресурсы должны были найти из областного бюджета. Потом там была долгая история споров с газовиками... И в прошлом году проект попросту был провален, его не реализовали. Когда в этом году с инициативой выступил губернатор: давайте сделаем вместе, мол, власть готова дать половину и половину — завод, акционер согласился. Я знаю, что была встреча нашего акционера с главой администрации. В результате встречи мы дали свою половину стоимости проекта, деньги уже перечислены в бюджет Авдеевки. И, соответственно, они сейчас пытаются форсировать строительство. Не могу сказать, что я доволен темпами работы. К отопительному сезону уже не успели. Если хотя бы в ноябре сделают, будет хорошо. Но я не уверен. Смотрите, когда мы вели линию передач ДТЭКом, у нас регулярно были оперативки, часто собирались с военными, строителями и нашими энергетиками. Проект, на реализацию которого было запланировано шесть месяцем, мы воплотили в жизнь за два. Сейчас же проект рассчитан на 2,5 месяца, а результата пока вообще нет. Я, честно, недоволен и знаю, что глава областной военно-гражданской администрации Павел Жебривский крайне недоволен. Нужно ускоряться. 



Муса МАГОМЕДОВ: Может, я скажу банальные вещи, но, поверьте, это правда — мы здесь одна команда, одна семья. Поэтому мне никогда не приходится мотивировать людей на работу под обстрелами, потому что они и так достаточно мотивированы. Авдеевцы — вообще уникальные люди. В самые тяжелые моменты они говорили, что мы не дадим остановить наш завод, потому что люди относятся к заводу не просто как наемные работники, которые могут прийти, отработать свое время и уйти. Большинство из рабочих имеет свою историю с коксохимом — либо их отцы здесь работали, либо деды, либо дети сейчас трудятся. То есть завод — как часть семьи для многих людей. Поэтому даже в самые тяжелые времена у нас из четырех тысяч сотрудников только 700 человек уехало. А сейчас многие уже вернулись назад. Всех, кто возвращается, — обязательно берем назад на работу 

— Часто приходилось слышать, что обстрелы вашего завода — не случайны, мол, таким образом боевики шантажируют акционера... 

— Я могу сказать совершенно точно, что подавляющее большинство попаданий по заводу были только потому, что он находился на тот момент на линии фронта. Идет война. Всегда были и есть сплетни разного рода — когда говорят, что боевики целенаправленно бьют по заводу. А по ту сторону будут говорить, что это вообще ВСУ обстреливают завод, потому что «Донбасс им не нужен». Это все бред. Стоит только немного подняться на любую возвышенность над заводом, и сразу все видно — кто и откуда стреляет. А завод — он, повторюсь, просто на линии огня. Да, были целенаправленные обстрелы, когда били по городу, я это совершенно четко помню в феврале: выскакивают танки, «отработали» прямой наводкой по городу и сразу же убрались. Думаю, цель — вызвать панику в городе, чтобы люди ухали. Это было. А по нам, по заводу, если не ошибаюсь, целенаправленно били только два раза. Разговоры о шантаже нас или акционера — это просто сплетни. В любом случае, на меня, как на руководителя завода, никто и никогда не выходил и никаких попыток шантажа не предпринимал. А если бы и попытались — сразу «в сад». 

— Несмотря на то, что Авдеевка — прифронтовой город, здесь в последнее время проходят громкие и масштабные культурные события — многолюдный концерт в День независимости, ряд акций в День защитника отечества, с выступлением «МузБата». В город возвращается мирная жизнь? 

— Да, в город действительно возвращается относительно мирная жизнь. Это важно. Праздник для людей должен быть всегда. Мы хорошо отметили День металлурга, хотели в городе, но тогда было опасно, так что решили провести на территории завода. Сейчас — ситуация поспокойнее. Разумеется, боевые действия продолжаются, но не из такого тяжелого вооружения, оттянули или попрятали — мы не знаем, мы не военные. Исходя из этого, сейчас в целом перемирие относительно соблюдается и в дневное время нормально сделать для людей праздник. Жизнь в город вернулась. Мы, например, в школе №5 ко дню рождения завода хотим успеть закончить актовый зал. Точно такой же, как сделали в школе №6. Нужно больше мест, где можно проводить концерты и другие культурные мероприятия. Почему мы это делаем — все очень просто: люди должны видеть, что о них заботятся — государство, частный бизнес... иначе мы можем допустить мертвые города. Рано или поздно реинтеграция состоится. И мы должны быть готовы. СМИ на самом деле много говорят об Авдеевке, но в основном о плохом — обстрелы, обострение ситуации... Торговцев «жареными фактами» хватает. Написать же о чем-то хорошем, тем более если оно есть, тоже очень важно. Отопительный сезон мы в городе, например, начали еще 5 октября, даже в Киеве тогда еще не было. И не без помощи завода, конечно. Вот нам нужно включить блок установки сухого тушения кокса в 4-м коксовом цехе. Для этого нужно 20 кубов воды в час дополнительно. А у нас нет этой води. Я на самом деле не могу поднять производство кокса просто потому, что мы даем воду на отопление города. Если бы сейчас было лето, можно было бы добавить. Всегда приходится балансировать между интересами бизнеса и интересами общества. И в этом случае ответственный бизнес должен становиться на сторону общества. Мы так делаем.
Вадим ЛУБЧАК, фото Николая ТИМЧЕНКО, «День»

28 просмотров в июле
Я рекомендую
Пока никто не рекомендует

Отзывы и комментарии

Написать отзыв
Написать комментарий

Отзыв - это мнение или оценка людей, которые хотят передать опыт или впечатления другим пользователями нашего сайта с обязательной аргументацией оставленного отзыва.
 
Ваш отзыв поможет многим принять правильное решение

. Пожалуйста, используйте форму отзывов для оценок и рецензий, для вопросов и обсуждений - используйте форму комментариев, а не отзывов

Не допускается: использование ненормативной лексики, угроз или оскорблений; непосредственное сравнение с другими конкурирующими компаниями; безосновательные заявления, оскорбляющие деятельность компании и/или ее услуги; размещение ссылок на сторонние интернет-ресурсы; реклама и самореклама.

Введите email:
Ваш e-mail не будет показываться на сайте
или Авторизуйтесь , для написания отзыва
Отзыв:
Загрузить фото:
Выбрать

Комментарии предназначены для общения, обсуждения и выяснения интересующих вопросов